«Всё в прошлом» картина как напоминание – ничто не вечно

Всё в прошлом 1889 г.Картина «Всё в прошлом» русского художника-передвижника Василия Максимова, по мнению искусствоведов и ценителей, одно из лучших произведений живописца. Написана маслом на холсте, размер полотна составляет 72 х 93,5 см. Представлена публике в 1889 году, тогда же была приобретена Павлом Третьяковым. Популярность и востребованность этого произведения у современников позволила автору сделать более 40 повторений картины, олицетворяющей уходящую помещичью эпоху в истории России XIX века.

Автор картины

Василий Максимович Максимов (1844-1911), сын крестьянина Санкт-Петербургской губернии, сумел получить художественное образование: сначала в столичных иконописных мастерских, затем в Императорской Академии художеств в качестве вольнослушателя. Противник заграничной практики по идейным соображениям, Максимов, заканчивая учёбу в Академии, по примеру художников, фигурантов «бунта четырнадцати», отказался участвовать в конкурсе на большую золотую медаль. Патриотично настроенный, был убеждённым сторонником изучения родины, её самобытных особенностей, жизни в русской деревне, полной нужды и горя, чтобы в своём творчестве правдиво и полно освещать эти темы и вместе с другими передвижниками нести в широкие массы.

Замысел длиною в десятилетия

В 1866 году после Академии Василий Максимов получил место учителя рисования у графа Голенищева-Кутузова, представителя старинного русского дворянского рода. Имение располагалось в деревне Шубино в Тверской губернии. Великолепная усадьба была богато обставлена, вокруг неё пестрели клумбы, цвели сады, аллеи тенистого парка манили прохладой. Тем не менее до молодого художника доходили слухи, что всё это лишь остатки былой роскоши, всё уже не то, а старожилы рассказывали молодёжи «сказки» о былом изобилии и величии. Во время таких вечерних посиделок впечатлённого художника и посетила идея «поймать» уходящую натуру и попытаться воссоздать художественно ход времени. Но, видимо, совсем молодому человеку по причине небогатого жизненного опыта эта задача, тонко уловить настроение и передать эмоциональный груз ситуации, была не по плечу. Лишь спустя десятилетия Василий Максимович вернулся к своему юношескому замыслу.

Волнительная работа

В 1885 году жена художника унаследовала от родителей небольшую усадьбу Любша на берегу реки Волхов. Максимов влюбился в эти живописные места с крутыми речными берегами, почтенным домом, дышащим историей предков, старыми черёмухами. Спускаясь к реке заросшими тропинками запущенного сада и гладя стволы вековых елей и лип, уже зрелый художник обдумывал картину и подбирал заслуживающие внимание виды. Сделав несколько этюдов, живописец пришёл к выводу, что дом соседки, помещицы Богдановой, отлично и красноречиво сыграет роль барской усадьбы на будущей картине. В 1888 году Максимов уже плотно работает над полотном, назвав его первоначально «Забытая усадьба». Причём видение лиц и фигур пришло к художнику не сразу, он с ними помучился – чтобы изобразить старость не только и не столько как преклонный возраст и дряхлость, а как некоторую умудрённость на фоне безысходности.

Подходим к картине, ближе

Главные героини картины Максимова «Всё в прошлом» две женщины в годах – жизнь, активная и полная событий, прошла, осталось только доживать свой век, тихо и спокойно, бок о бок – старая барыня и её почти ровесница служанка. На крыльце бревенчатого дома, где они теперь живут, и примостилась верная помощница, в простой тёмной одежде. За её спиной самовар, рядом большая кружка, в руках вязание – она не привыкла сидеть без дела – вот чай организовала, на перила одеяло повесила просушить, окошки намыла и открыла, чтобы проветрить горницу.

Невысокий чайный столик с нарядной скатертью и изящной посудой накрыт для барыни, красота, могущество и сила которой остались в прошлом. Теперь она, почти немощная старуха, откинулась в кресле на мягкую подушку, на другую вытянув больные ноги – спасибо, позаботилась услужливая помощница. Несмотря на возраст, затворническую жизнь и стеснённость в средствах, статная в прошлом барыня одета, как подобает даме с дворянским титулом: шёлковое платье с большим бантом на шее, бархатную тёплую накидку, отороченную мехом. На голове пышный кружевной чепец. Из-под накидки видны только кисти рук, спокойно лежащие на коленях. Кольцо на пальце да лорнет в руке завершают образ со следами прежнего богатства.

Фоном для героинь служит большой цветущий куст сирени. Дальше дорожка, на которой лежит старый пёс. Она ведёт к заброшенному барскому дому, большому, двухэтажному, некогда гудящему от гостей и веселья, а теперь одиноко стоящему на просторе с заколоченными окнами. Картину неприкаянности и запустения дополняют сухие деревья, одно поваленное, другие ещё на корню. Но корни эти уже мертвы, как ушедшая молодость.

Размышления героинь и зрителя

Чаепитие закончено, женщины сидят молча, каждая погружена в свои мысли. Барыня предаётся воспоминаниям о былом, минувшее теперь единственная её отрада –  веки полуопущены, взгляд направлен вдаль, лицо спокойно, на нём только печать прожитых лет. Помощница, хоть и вяжет, но не следит за своей работой, а смотрит поверх очков на притоптанную траву, словно видя в ней себя – так и её всю жизнь приминали, а она сносила всё и служила хозяевам – но она не в обиде, есть крыша над головой, хлеб. Да и нужна она своей старой барыне, сколько и радостей, и бед пережито – почитай, целый век вместе.

Казалось бы, и солнце проглядывает меж облаков в этот день вначале лета, и сирень ярко и пышно цветёт, но грустью и осенью веет от этой картины, весь философский смысл которой в очевидности, неумолимости и неизбежности хода времени…

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации
Adblock
detector