Биография художника Рокотова – портретиста эпохи русского просвящения

Русские Художники

Рокотов Фёдор Степанович – русский художник эпохи Екатерины II, портретист, благодаря работам которого сегодняшний зритель может взглянуть в лица людей, причастных к истории России XVIII века. Живописец всю жизнь вращался среди придворных интриг, тайн и скандалов – но о нём самом, приближённом к императрице и жившем сравнительно недавно, история сохранила на удивление мало сведений.

Происхождение

Родился Фёдор Рокотов в 1734-1736 годах (точная дата не известна). Место рождения – усадьба Воронцово, принадлежащая княжескому роду Репниных (сегодня юго-запад Москвы).

Относительно семьи версий несколько. Самая убедительная из них утверждает, что Фёдор Степанович Рокотов был внебрачным сыном хозяина, князя Петра Репнина. В пользу этого – получение вольной ещё ребёнком, тогда как его брата, Никиту Рокотова, Репнин освободил лишь через 30 лет. Родня точно была крепостной – подтверждение тому собственноручно написанное Ф. Рокотовым прошение императрице о воле племянникам художника (он намеревался взять их на воспитание). Кроме того, влиятельную руку князя можно увидеть в устройстве судьбы Фёдора, когда тот подрос и надо было учиться.

Другие версии маловероятны: художник принадлежит к известному роду Рокотовых Псковского Дворянского собрания или действительно крестьянский сын, по какой-то причине выделяемый князем.

Учёба

В 1755 году Фёдор едет в Петербург – он попал в число способных московских юношей, которые должны стать первыми учениками в только создаваемой в столице Академии художеств. Но она начнёт работу через два года, их молодой Рокотов проведёт в Первом кадетском корпусе, который был не только военным, но и общеобразовательным учреждением с огромным числом изучаемых предметов. В этот период молодой художник рисует в основном своих товарищей кадетов.

С открытием Академии художеств переключается на уроки живописи. Первыми наставниками русского дарования становятся француз Л.-Ж. Ле-Лоррен и итальянец П. де Ротари. С иностранными мастерами Рокотов осваивал эстетику рококо, а истоки его любви к камерным образам на абстрактном фоне лежат в творчестве Пьетро де Ротари, автора серии портретов «Головки». Уже спустя два года Рокотов стал адъюнктом, помощником преподавателя-профессора, и стал обучать других студентов.

«Был занят и знаменит»

Коронационный портрет Екатерины II 1763 г.
Коронационный портрет Екатерины II 1763 г.

С начала 1760-х молодой Рокотов – художник нарасхват, не успевающий выполнять заказы. Григорий и Иван Орловы, Иван Шувалов, придворные дамы и господа довольны примерами его работ и спешат позировать живописцу. По воспоминаниям Якоба Штелина, сотрудника Академии художеств, знаменитость молодого мастера заставляла заказчиков выстраиваться в очередь, а его занятость не позволяла справляться с заказами в одиночку – в работе над подготовкой холстов и фоном он прибегал к помощи студентов.

Портретируемые, согласно принятым тогда правилам, принимали официальные позы и придавали своим лицам сдержанное выражение. Художник тем не менее старался сделать их более живыми, отразить настроение заказчиков и особенности характера. Лицам уделялось главное внимание, наряды были второстепенной задачей, фон художника заботил менее всего.

Живописец императорской семьи

В тот же период, в начале 1760-х, художник написал Петра III, затем его сына, Павла I. Дворцовые интриги и заговоры возвели на престол новую царицу – в конце 1762 года состоялась коронация Екатерины II. Слава о даровании живописца дошла до неё, и в 1763 году именно Рокотову императрица доверила написать свой парадный портрет, коронационный. Новаторством художника стал профильный поворот головы Екатерины. Торжественность и значительность её облика была потрясающей – императрица сама была в восторге. Отныне всем живописцам предписывалось только так изображать её лицо и учиться у Рокотова (впоследствии не позировала художникам – они должны были писать по памяти и опираясь только на утверждённые ею портреты).

Академик

Фёдор Рокотов, портреты кисти которого уже украшали залы дворцов, продолжал работать в Академии. В 1765 году мастерски скопировал полотно итальянского мастера Л. Джордано «Амур, Венера и Сатир», за что удостоен звания академика. Но дирекция учебного заведения (президентом тогда был Иван Бецкой) не разрешала преподавателям выполнять частные заказы и на нарушения со стороны Рокотова смотрела неодобрительно. Востребованность Рокотова была очень высокой, поэтому в 1766 году он распрощался с Академией и уехал в Москву – писать местных дворян.

В Москве

Портрет А.П. Струйской 1772 г.
Портрет А.П. Струйской 1772 г.

Здесь, установив цену на портрет своей работы в 50 рублей, Рокотов принялся писать москвичей. К художнику поехали вереницы богатых и именитых – сравнительно невысокая цена (иностранные мастера брали в 10-15 раз больше) тем не менее определяла круг заказчиков. Для сравнения, живописец императорского фарфорового завода получал 5 рублей в месяц, а генерал-полицмейстер (начальник городской полиции) – 187. Так что клиентами художника могли быть лишь состоятельные люди.

Кроме частных заказов художник выполнял государственные. Так, он (в числе других художников) с 1768 года писал портреты меценатов, на пожертвования которых в Москве был построен Императорский воспитательный дом для сирот, учреждённый Екатериной II. Так называемая Опекунская серия портретов украсила главный зал картинной галереи Воспитательного дома и находилась здесь вплоть до Революции 1917-го. Сохранились письменные свидетельства, что за портреты этой серии академик Рокотов получал по 100 рублей из опекунской суммы.

Художника интересовала не только живопись. Вращаясь в высшем обществе, он был подвержен всем модным веяниям того времени, среди которых:

  • литература – посещал кружки, близко общаясь с поэтами и писателями;
  • особый клуб аристократов – первый в России, так называемый Московский Английский клуб, организацией которого, как и разработкой его правил, в числе прочих сам художник и занимался. Члены клуба собирались для обсуждения всего нового в политике, обществе и искусстве, пировали, играли в карты;
  • масонство – вступил в ложу «Клио», организованную в Москве писателем Н.И. Новиковым и профессором Московского университета И. Шварцем. Масоны позиционировали себя как духовно близкие люди, объединённые заботой о процветании государства и просвещённости его граждан.

До начала 1790-х из-под кисти живописца вышло множество родовых галерей – было принято заказывать портреты всех членов семьи, как правило, не одно поколение.

Особенности кисти Рокотова

В парадных портретах мужчин их статус и положение при дворе передавались в основном через наряд. Доспехи, ленты, знаки отличия, богатая отделка камзолов, ордена – всё это в совокупности сообщало зрителю о значительности героя картины. Лица спокойны, все персонажи изображены в хорошем расположении духа.

Женские образы, которых в творческом наследии художника большинство, выдают своеобразный рокотовский тип: дуги бровей вразлёт, глаза затуманены, края верхних век слегка опущены вниз, полуулыбка на губах. Красавицы с возвышенными чертами, на лицах которых читаются затаённые чувства, надёжно спрятанные художником под дымкой. Некоторая размытость образа достигалась живописцем техникой, похожей на сфумато Леонардо да Винчи. Скорее всего, и сам художник был человеком таинственным, молчаливым и тонко чувствующим. В собрании Третьяковской галереи есть женский портрет, на обороте которого на французском языке написано, что это работа г-на Рокотова, «всегда преданного и всегда несчастного. Моя тень опять приходит разделить ваши страдания». Редкость – самоличная подпись живописца, да ещё такая сентиментальная. Каким был этот человек-загадка, окружённый обрывочными сведениями, домыслами – даже не существует портрета, глядя на который, со 100-процентной уверенностью можно утверждать, что это Фёдор Рокотов.

Позже картины Рокотова стали наряднее. Прежде, скрупулёзно занимаясь в основном лицами героев, теперь мастер больше внимания уделяет воздушности кружев, лентам, складкам на платьях, блеску драгоценностей – но не хватает выразительности лицам, которые вдруг стали надменными. Портреты строились, как выхваченные лучом света из полумрака (как правило, по пояс), и каждая модель выглядела помпезно.

Когда императрица разгромила московских масонов, в конце 1790-х, заказчиков стало меньше. Изменилась манера художника – «туманность» уступала место ясности линий, но краски стали скупы. Возможно, у художника появились возрастные проблемы со зрением.

Последние годы

Так и не обзаведясь собственной семьёй, живописец взял на себя заботы о своих племянниках, поселив их в своём доме, дав образование и средства. Благодаря дяде они сделали военную карьеру. Жили у художника и ученики, при помощи которых Рокотову все годы удавалось довольно продуктивно работать. Сохранились свидетельства, что каждый портрет он писал с натуры не менее месяца, однако число картин с приписываемым художнику авторством исчисляется тысячами. Вероятно, значительную часть работы по многим портретам выполняли ученики.

Умер художник 24 декабря 1808 года. Сменилась эпоха, иные деятели будут влиять на историю России, писать их станут другие живописцы. Но именно Фёдор Рокотов сохранил для потомков образы тех, кто был у власти во времена Катерины II.

Самые известные картины Рокотова

После смерти живописца о нём быстро забыли. Затерялась и могила художника. Прошло почти сто лет, как общество вновь заговорило о крупнейшем портретисте Екатерининской эпохи – инициатором стал Сергей Дягилев, знаменитый деятель искусств конца XIX – начала ХХ века.

Искусствоведы тщательно изучают произведения, приписываемые Рокотову, сравнивают их с теми, авторство которых уже доказано.

На сегодня самые знаменитые работы это:

  • «Портрет молодого человека в гвардейском мундире» (1757) – возможно, автопортрет художника;
  • «Портрет великого князя Петра Фёдоровича» (1758);
  • «Портрет великого князя Павла Петровича в детстве» (1761);
  • «Коронационный портрет Екатерины II» (1763);
  • «Портрет графа Г.Г. Орлова в латах» (1763);
  • «Портрет Алексея Бобринского» (1763);
  • «Портрет А.П. Струйской» (1772);
  • «Портрет неизвестной в розовом платье» (1770-е годы);
  • «Портрет неизвестного в треуголке» (1770-е);
  • «Портрет княгини Е.Н. Орловой» (1779);
  • «Портрет графини Елизаветы Васильевны Санти» (1785);
  • «Портрет П.Н. Ланской» (1790-е).

Тогда, в начале ХХ века, «полузабытый русский мастер» Фёдор Рокотов считался безнадёжно устаревшим и неинтересным. Но его манера объединять контуры и смыслы под вуалью тающей зыбкости на волне импрессионизма оказалась гармоничной, она вдруг запела в унисон с манерой Моне, Ренуара…

Сегодня работы Рокотова – это художественные ценности, представляющие интерес не только как шедевры изобразительного искусства, но и неподдельный исторический.

Смотрите также
Понравилась статья, поделись с друзьями
shturman
Оцените автора
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
TopKartin.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector