Константин Юон – художник счастливой судьбы

Русские Художники

Константин Фёдорович Юон – русский живописец, впоследствии ставший советским. Судьба хранила его при любых режимах – удача и счастье за редким исключением не покидали его всю жизнь.

Происхождение и детство

Родился 24 октября 1875 года в Москве в дружной многодетной семье – у Константина было 10 братьев и сестёр (он стал четвёртым ребёнком). Отец, успешный страховой агент, когда-то приехал из Швейцарии, здесь и остался строить карьеру (позже стал директором страховой компании).

Мать увлекалась музыкой и прививала детям любовь к творчеству. По распространённой в те времена традиции в доме, где всегда были рады гостям и никогда не утихал смех, ставили домашние спектакли, «живые картины», организовывали концерты. Сама подготовка уже была увлекательным процессом, Константину здесь принадлежала роль декоратора и костюмера. Так обнаружилось его художественное дарование, и с восьми лет начались занятия по рисованию. Пока в частном порядке.

Благополучная жизнь в центре Москвы (на 4-й Мещанской улице, в особняке, некогда принадлежавшем Муравьёву-Апостолу, отцу трёх декабристов) и созидательная атмосфера в семье способствовали развитию в детях живого интереса ко всему прекрасному. Так, Константин Юон ещё с детства проникся архитектурой старой Москвы. Полюбил периодические художественные выставки и Третьяковскую галерею, единственное на то время место, где можно было лицезреть произведения искусства.

Учитель из реального училища посоветовал родителям обратить внимание на явное дарование сына. Путь Юону был предопределён.

Учёба – прилежно, «весело» и патриотично

Поступая в 1893 году в Московское художественное училище живописи, ваяния и зодчества, Юон, художник начинающий, ещё не знал, какое направление выбрать. Первый год отучился на архитектурном, но «краски пересилили», и второй год обучения начался с перевода студента в живописный класс.

Педагогами Юона стали передвижники, жанровые живописцы Касаткин, Савицкий, Архипов. Занимался очень усердно, не отвлекаясь на обычные для студентов увеселения. Старался, чтобы его работы взяли на выставку. На одной из них произошло событие, о котором он с теплотой вспоминал всю жизнь. У картины Юона остановился Илья Репин. Его одобрительная оценка состояла из одного слова «Весело!», но отныне это слово стало любимым у Юона, особенно в таком же контексте – когда он положительно оценивал чью-либо работу, художественные произведения.

По завершении курса Юон по своей инициативе провёл в училище ещё два года – ради уроков Серова и Левитана.

С первых ученических работ Константину везло на покупателей – доход от картин позволял путешествовать на собственные средства. Молодой художник, побывав на Кавказе и в Европе в конце 1890-х, открыл в себе глухость к чужим для него красотам. Горные и не типичные для средней полосы России пейзажи оставляли Юона равнодушным. Мало будоражили и новые веяния в искусстве. Попробовав себя в импрессионизме («Голубой куст», «Ноктюрны»), вернулся к излюбленной реалистической школе исполнения пейзажей.

Счастье, и не только профессиональное

К началу нового столетия Константин Юон признан официально.

Верной приметой этого факта стало приобретение работы художника («У Новодевичьего монастыря весной») Третьяковкой. Живописец, имея прекрасные отношения и с «Миром искусства» из Петербурга, и с местным Союзом русских художников, выставляясь с теми и другими, сохранял обособленность. Открыл свою студию (1900-1917).

Работал театральным декоратором, в том числе в Париже. Шаляпин, исполнявший партию Годунова в опере Мусоргского, был в таком восторге от декораций к спектаклю, что выпросил и купил у Юона, «талантливого парня», семь эскизов, «превосходные вещи», на которые не мог налюбоваться.

Время от времени художник развеивается в путешествиях по ближней России (Сергиев Посад, Псков, Торжок). Успех в театре не отвлекал его от любимого жанра, которым оставался пейзаж. В Подмосковье набредает на село Лигачёво, пейзажи которого тронули сердце художника. И не только пейзажи.

Здесь среди крестьянских девушек Константин увидел Клавдию Никитину. Полюбил её, нашёл взаимное чувство и, несмотря на противостояние со стороны отца, с достойным упорством в 1900 году повёл красавицу под венец. После свадьбы несколько лет не допускался к родному порогу. Но невестка была так добра и хороша, что сердце родителя в конце концов растаяло, и сословные предрассудки были отметены. С Клавдией душа в душу прожил всю жизнь. Полностью счастливую, если бы не одно «но» – смерть старшего сына Бориса в 17 лет (остался младший Игорь).

После Революции

Переворотные политические события в России не испугали мастера – он остался на родине. Новая власть признала его и не препятствовала работе. Писал и выставлялся, работал в театре, преподавал в собственной студии, позже в Ленинградской академии художеств и институте Сурикова в Москве. Отмечался наградами и назначениями: лауреат Сталинской премии, глава НИИ теории и истории изобразительных искусств при Академии, первый секретарь Союза художников.

При этом Юон картины писал, по оценке специалистов, весьма двусмысленные. Советский человек в них не имеет явного энтузиазма и не озарён счастьем. Герои его работ живые и настоящие. Жизнеутверждение и восхищение переменами в картинах Юона не главное. Он продолжал писать народ, город, церкви, пейзажи, провинцию – русское, всё, что любил.

Акварели о событиях 1917-го, свидетелями которых был художник, соединяют сцены из реальной жизни с архитектурой Москвы. Солдаты и рабочие – на фоне городских пейзажей. Часто перспектива так прекрасна и обширна, что невольно завоёвывает главное внимание, заставляя зрителя переносить взгляд с тёмных фигур на переднем плане. Сам художник отмечает собственную связь с историческим живописцем Суриковым: «Моя любовь к истории и к древностям, к декоративной и красноречивой красочности форм ушедших веков в соединении с живой жизнью и в живом свете – влекли меня…».

В 1922 году Юон стал свидетелем парада на Красной площади в честь годовщины Октябрьской революции. В результате родилось полотно «Парад Красной армии» – пожалуй, единственная работа, выполненная в не свойственном художнику колорите, в соответствии с реальностью. Герои картины представлены тёмной массой, их действия строги и выверены. Подобные работы позволяют причислить Константина Юона к настоящим мастерам исторической живописи.

Удивительно, но живописцу удавалось сохранять баланс даже в годы гонений на церковь. Ведь он продолжал писать храмы, наделяя их особым ореолом святости, света и любви, которых было не скрыть. Не иначе как спасло везение и личное обаяние мастера.

Зрелость и последние годы

В 1940-е Константин Юон продолжал преподавать и активно работать. Стал участником грандиозного проекта, который не был осуществлён. Это высотное здание Дворца Советов с фигурой Ленина на вершине. Юон подготовил серию эскизов мозаик для залов.

Работал в Малом театре (до его эвакуации в конце 1941 года в Челябинск). Во время войны художник оставался в любимом городе, между бомбёжками продолжал писать Москву.

Картина «Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года» стала подтверждением верности художника Родине. Исторически значимое событие, после которого защитники Отечества сразу отправлялись на фронт, около года не поддавалось мастеру. Художник стремился, чтобы всё передавало суровость времени и напряжение ситуации, ведь враг был на подступах к столице. Это живописцу удалось. Фигуры людей, их колонны, заснеженные ели, здания, тучи – всё сплотилось в едином порыве.

Победа окрылила художника и позволила вновь заняться пейзажами, сценами мирной жизни. Вновь преподавать – передавать молодым опыт и знания.

Умер живописец в 1958 году, 11 апреля.

Произведения Константина Юона

Картины художника выставляются в крупнейших музеях России и неизменно задерживают возле себя толпы зрителей. Ведь в них свет, воздух, краски – жизнь.

Наиболее известны картины под названиями:

  • «Лубянская площадь зимой» (1905);
  • «Голубой куст» (1907);
  • «Весенний солнечный день» (1910);
  • «Весна в Троицкой лавре» (1911);
  • «Утро в Угличе» (1913);
  • «Мартовское солнце» (1915);
  • «Купола и ласточки» (1921);
  • «Конец зимы. Полдень. Лигачёво» (1929);
  • «Утро Москвы» (1942);
  • «Загорск. Базарная площадь» (1943);
  • «Утро индустриальной Москвы» (1949);
  • «Летнее утро» (1956).

Любимым писателем художника был Пушкин, который стал неким ориентиром в живописи: «Хотелось создать пейзаж по-пушкински…». Идти вместе с веком, слушая голос разума и сердца, по признанию Юона, было его творческим принципом.

Смотрите также
Понравилась статья, поделись с друзьями
Анастасия Дементьева
Анастасия Дементьева
Оцените автора
( Пока оценок нет )
TopKartin.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector