Александра Струйская – русская джоконда из XVIII века

Картины Русских Художников

Портрет Струйской – картина Рокотова, крупнейшего портретиста эпохи Екатерины II. Написана маслом на холсте размером 47,5 х 59,8 см в 1772 году. Находится в Государственной Третьяковской галерее (Москва).

Автор

Фёдор Степанович Рокотов (1730-е – 1808) – русский художник, творческое наследие которого – это великолепная галерея образов общественных деятелей России XVIII века, периода Русского Просвещения. Среди них сама императрица, члены царствующей семьи, люди, близкие к власти и оставившие в истории государства заметный след, а также их родные. В этом неоценимый вклад живописца не только с художественной точки зрения, но и с исторической.

Предыстория создания портрета

Поселившись в 1766 году в Москве, Рокотов стал популярным портретистом – позировать ему спешили все состоятельные и именитые. Всего за 50 рублей (заезжие иностранцы запрашивали 500-800) можно было заполучить в свою гостиную собственное изображение, написанное искусной рукой художника – было принято выставлять в домах всем на обозрение фамильные портреты.

Одним из заказчиков стал Николай Еремеевич Струйский (1749-1796), богатый литератор-графоман, издатель и большой любитель изобразительного искусства. В 1771 году он оставил службу и поселился в имении Рузаевка Пензенской губернии, на живописном слиянии рек. Здесь он построил роскошную для своего времени усадьбу с великолепными зданиями, возведёнными по рисункам Растрелли. Была пристроена и специальная смотровая башенка с видом на чудесный пейзаж – её хозяин облюбовал для занятий поэзией и называл Парнасом (у древних греков гора, где жили музы). Залы трёхэтажного кирпичного барского дома украшал росписью и полотнами. Рокотов для Струйского по заказу написал портрет императрицы, «совершенную штуку», как подписал заказчик на обороте картины. В целом он был чудаковатым и нервным человеком, экзальтированным и со странностями. Бывал жесток с крепостными и часто не понятен даже собственным гостям. Обстановка сглаживалась благодаря Александре Петровне Озеровой (1750-е – 1840), второй жене Струйского (он овдовел в 20 лет и снова женился в 1772 году). Рокотов портрет Струйской написал по заказу новоиспечённого мужа, влюблённого в молодую красавицу.

Александра Петровна Струйская

В неё нельзя было не влюбиться. Она принадлежала к древнему дворянскому роду, была благовоспитанна и умна, обходительна и мила. Гости, главным образом, и ехали в дом Струйских, чтобы увидеть очаровательную Александру.

Она стала хорошей женой, легко мирилась с эксцентричностью мужа и взяла на себя управление делами, когда тот забросил всё, «посвятив» себя поэзии (по отзывам современников писал напыщенно и бессмысленно, при этом приходя от себя в полнейший восторг). Хрупкая красавица стала матерью 18-ти детей, только 8 из них дожили до зрелого возраста. Была верна супругу – нет никаких сведений о тайных романах. После смерти мужа (его хватил удар при новости о кончине Екатерины II) заботилась о сохранении памяти о нём – в его кабинете долгие годы всё оставалось по-прежнему.

Так и кисть художника сберегла для истории образ этой пленительной женщины – Струйская, портрет которой окутан светлой печалью, как живая богиня в загадочном тумане.

Описание картины

Погрудный портрет представляет собой облик девушки, который мягко высвечен на тёмном нейтральном фоне. Самое светлое пятно на картине – благородный лоб утончённой красавицы, открытый высокой пышной причёской, контуры которой сначала теряются во мраке, как вдруг лёгкой шелковистой косой показываются на плече. Спокойный, задумчивый взгляд тёмных загадочных глаз, выразительные брови вразлёт, лёгкий румянец на свежих щеках, полуулыбка на губах, мягкий овал лица – какой-то особый шарм, пленительное совершенство. Тень с одной стороны грациозной шеи отступает, открывая взору целомудренное декольте, которое художник также выделяет светом. Изысканные кружева, рукава из нежного полупрозрачного газа и атласа, сборки лифа в серых и золотистых оттенках позволяют додумать неотразимость элегантного платья.

Золотистое сфумато заставляет провести параллель между этим портретом и «Моной Лизой» Да Винчи. Оно подсвечивает и лицо, и платье – создаётся иллюзия, что всё искрится. Весь портрет будто подёрнут тончайшей шёлковой вуалью, цвет которой трудно уловить. Это пепельно-розово-золотистый лёгкий туман, мерцающая дымка загадки, влекущая вновь и вновь вглядываться в омут этих влажных живых глаз.

Впечатление

И всматриваться, и восхищаться, и фантазировать, и писать стихи – при жизни вдохновляла сама Александра Петровна, спустя годы и столетия воодушевляет её портрет кисти Фёдора Рокотова. Так, он пробудил восторженные чувства в душе Николая Заболоцкого, советского поэта-философа, опубликовавшего стихотворение «Портрет» в 1948 году: «Её глаза – как два тумана, полуулыбка, полуплач…» Трогательная ода-поклонение как мастерству живописца, так и красоте модели.

Большинство же зрителей не способны на проникновенные стихи. Они просто любуются, как зачарованные, пожалуй, самым блестящим образом русской женщины, самим совершенством.

Роль Рокотова в живописи

Талантливый художник выполнил особую миссию – он стал создателем оригинальной разновидности портрета XVIII века, в частности, интимного камерного портрета, когда задачей художника была передача не общественного и социального положения героя картины, а проникновение в его внутренний мир. «Души изменчивой приметы» в портрете Струйской и завораживают – по свидетельству работников Третьяковки посетители надолго задерживаются у полотна.

Судьба картины

Портрет Струйской попал в Третьяковскую галерею сложным путём. Почти до революции он находился в родовом гнезде, в Рузаевке, но сама усадьба внуком Михаилом была продана соседскому монастырю. Портрет до 1901 года хранился у правнучки Струйских – Сушковой. Скорее всего, по нужде она продала его Историческому музею, откуда в 1925 году он поступил в Третьяковку.

Надо сказать, что к этому портрету всегда существовал парный – с изображением Н.Е. Струйского (свадебная пара), вместе они навсегда и остались.

Судьба героини

Овдовев, Александра Петровна посвятила свою жизнь детям и многочисленным внукам. Один из них, внебрачный ребёнок сына Леонтия, стал известным поэтом и переводчиком. Это А.И. Полежаев (мать его, крепостная, была отпущена на волю и выдана замуж за мещанина Полежаева). Из всей семьи Струйских только бабушка относилась к поэту по-доброму.  До самой смерти (в 1838 году) он вёл с ней переписку, в которой часто посылал свои стихи.

Имея общительный и доброжелательный нрав, Струйская всегда была окружена добрыми друзьями и интересными людьми. Сохранились восторженные отзывы о ней русского поэта И.М. Долгорукова: «Мало женщин знаю таких, о коих обязан бы я был говорить с таким чувством усердия и признательности, как об ней». Успешно управляла хозяйством, преумножив богатство мужа. Умерла в 1840 году.

Усадебные постройки до наших дней не дожили. Какое счастье, что сохранился портрет А.П. Струйской кисти Ф.С. Рокотова, одухотворённый образ, которым будет любоваться и вдохновляться ещё не одно поколение.

Смотрите также
Понравилась статья, поделись с друзьями
shturman
Оцените автора
( Пока оценок нет )
TopKartin.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector