«Олимпия» – смелый шаг Мане

Олимпия 1863 г.«Олимпия» – картина французского художника Эдуарда Мане. Написана в 1863 году маслом на холсте размером 130,5 х 190 см. Экспонируется в музее Орсе как богатейшем собрании работ импрессионистов.

Автор картины «Олимпия»

Эдуард Мане (1832-1883) – один из основоположников нового взгляда в художественном искусстве, выражающегося в стремлении запечатлеть реальность в живой изменчивости. Беглый, случайный взор художника, его личное впечатление, отображённое на холсте, позже получило общее название направления в живописи – импрессионизм.

Предыстория создания картины

Творчество Эдуарда Мане часто подвергалось резким нападкам негодующих критиков, но решительность и уверенность в том, что его эстетический вкус имеет право на существование, помогли художнику в конце концов добиться признания. Однако в 1863 году, когда «Олимпия» Мане была ещё на мольберте, до успеха было далеко. Официальный Парижский салон часто отклонял работы художника, ему в основном удавалось пробиться лишь на Салон отверженных. С 1850-х годов художник, вдохновившись «Венерой Урбинской» Тициана, по её мотивам время от времени делал наброски, эскизы, переосмысливая оригинал по-своему. Он игнорировал традицию объяснять наготу женщины мифологическим сюжетом или её божественным именем, обязательно фигурирующем в названии картины. Наоборот, Эдуард Мане «Олимпию» намеренно наделяет деталями и признаками, которые подчёркивают, что героиня современница художника и публики. На Парижском салоне 1865 года полотно было представлено зрителям.

Описание картины

Даже беглый взгляд на картину ясно даёт понять, кто здесь главный. На фоне стен в коричневых тонах и тёмно-зелёных штор ярко выделяется белая постель на переднем плане, на пышных подушках которой возлежит обнажённая, обращённая лицом и телом к зрителю, ничем не прикрытая молодая женщина. Она абсолютно спокойна и уверена в себе и своей красоте: без стеснения, прямо смотрит в глаза, сначала художнику, затем всякому подошедшему к полотну. Поза женщины свободная и естественная, лишь голова приподнята навстречу зрителю, словно в разговоре с ним, совершенно лишённом всякой неловкости. Героиня не забыла об украшениях: в собранных рыжеватых волосах крупный цветок у виска, на шее чёрная бархотка, завязанная легкомысленным бантиком, под которым красуется жемчужина, в ушах некрупные серьги с такими же камешками. Явно дорогим выглядит массивный золотой браслет на правой руке, украшенный подвеской. Маленькие ступни женщины, беспечно сложившей ногу на ногу, прикрыты изящными светлыми туфлями без задника и на небольшом каблучке.

На картине есть ещё одна героиня – темнокожая служанка в просторном бледно-розовом платье. Она принесла своей госпоже букет цветов, обёрнутый в белую бумагу, и, глядя на хозяйку, вероятно, докладывает, от кого эта благоухающая роскошь. Но та даже не взглянула – собеседник-зритель важнее. Лишь перебирает пальцами край небрежно смятого покрывала из шёлка, на котором в ногах женщины замер на прямых ногах и посверкивает глазами чёрный котёнок-подросток.

Реакция публики далёкого 1865-го

Зрители и критики были в шоке. Они приходят наслаждаться высоким искусством, а тут их встречает уличная девка, нахально и бесстыдно смотрящая в глаза добропорядочному парижанину, словно он пришёл не в Салон, а к самой Олимпии в тёмную комнату. Расчётливый и холодный взгляд героини приковывал и грозил ханжеской буржуазной морали разоблачением – для современницы зрителя, «жрицы любви» купля-продажа была привычна и повседневна. Неслыханная дерзость! Организаторам экспозиции пришлось выставить около картины «Олимпия» Эдуарда Мане вооружённую охрану, чтобы разъярённые буржуа не истыкали полотно зонтами и тростями. В конце концов администрация Салона вынуждена была перевесить картину в дальний зал и на высоту, где её не могли повредить физически, да и разглядеть было труднее. Потом картину сняли с экспозиции совсем. Публика так травила Мане, что тому пришлось скрываться сначала в провинции, затем вовсе уехать в Испанию, а своё выстраданное произведение, ставшее мишенью для глумящейся толпы, прятать от посторонних глаз в своей мастерской почти четверть века.

Что же так взбесило публику

Картина стала раздражителем зрителя середины XIX века по нескольким причинам, которые объявлялись во всеуслышание. Одни из них касались сюжета, другие художественной манеры живописца:

  • «Недостойность» героини – очевидность которой подтверждается её именем (одну из героинь не так давно вышедшего романа Дюма «Дама с камелиями», куртизанку, зовут Олимпия);
  • Украшения абсолютно нагой женщины;
  • Дерзкий взгляд героини, вовлекающий в действо зрителя;
  • Чёрный котёнок с похожим взглядом и в агрессивной позе;
  • Отсутствие живописной объёмности, грубая композиция, создающая впечатление плоской и незаконченной работы.

В чём только не обвиняла художника острая на язык и богатая на воображение не готовая к такому новаторству публика, на злые эпитеты она не скупилась.

Время всё расставит

Но прошли годы, Олимпия стала популярной героиней, зовущей, провоцирующей и просто соблазняющей художников взяться за кисти и краски. Так сформировалась традиция, начатая Сезанном в 1874 году, подхваченная Гогеном, Дега и продолженная десятками художников уже разных направлений по всему земному шару в ХХ веке, а теперь и в XXI-м. Профессия-то Олимпии древнейшая, значит, и тема всегда будет будоражить – вечная, одним словом.

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации
Adblock
detector