Взгляд в душу Фриды Кало «Две Фриды»

Две Фриды 1939 г.«Две Фриды» (1939) — картина мексиканской художницы Фриды Кало, первая её крупномасштабная работа (173,5х173 см), одна из самых глубоких и выразительных.

Автор произведения

Фрида Кало (1907-1954) родилась и выросла в Мексике. Имеет немецкие, мексиканские и индейские корни, что вместе с испытаниями, выпавшими на её долю (болезни и травмы с тяжёлыми последствиями) сформировали боевой, энергичный и решительный характер. Вся её жизнь – преодоление: физической боли, ощущения несправедливости жизни, мук ревности.

Тяга к рисованию появилась в тягостные месяцы, когда 18-летняя Фрида была прикована к постели после аварии. Тогда взор измученной болью девушки обратился к единственной доступной натуре – самой себе, она так много хотела себе сказать. Внешность она рисовала, глядя в зеркало, внутреннее состояние зеркала не требовало.

Большинство работ художницы – автопортреты, реалистичные и символистские, а творчество в целом автобиографично. Сегодня Фрида Кало национальный герой и основная фигура мексиканской культуры: о ней снимают кино, по всему миру проводят выставки её работ, на родине печатают портрет на банкнотах. Талант и трагичная судьба всегда вызывают неподдельный интерес.

Любовь в жизни Фриды Кало

Пылкость и раскрепощённость бойкой Фриды привлекали и мужчин, и женщин – она имела много связей. Но любила только одного человека, художника Диего Ривера (1886-1957), за которого в 22 года вышла замуж (ему тогда было 43). Кроме страстного влечения их сближали коммунистические идеи, искусство и национальная общность.

Картина «Две Фриды» написана художницей после громкого развода, причиной которого стала не просто измена мужа (это случалось и раньше), а его увлечение сестрой Фриды. Спустя год бывшие супруги вновь воссоединились. Теперь мстительная Кало диктовала условия, одним из которых была сексуальная свобода каждого – Ривера был взбешён, но надеялся обуздать бунтарку.

Два образа одного человека

Двухфигурный портрет – олицетворение противоречивой сущности Фриды и раздвоения её души:

  • с одной стороны, она чрезвычайно патриотична – любила мексиканскую культуру, одежду, коллекционировала и использовала в повседневной жизни аутентичные предметы; с другой, искренне восхищалась индустриальным развитием США, Европой и обустройством жизни за границей, была благодарна за приём и признание своего таланта (после выставки в Париже);
  • двоякой была и личная жизнь этой легенды феминизма – с одной стороны, жгучая и ревностная любовь к мужу, одержимость им; с другой, лёгкое отношение к собственным увлечениям;
  • по воспоминаниям самой художницы, с ранних лет познавшей тяжёлое заболевание (полиомиелит с необратимыми последствиями) и злые насмешки со стороны глупых жестоких сверстников, она искала утешение и поддержку в воображаемой подруге или сестре – с детства в её мыслях рядом с ней всегда был не видимый больше никем её двойник, опора и советчица в сложных жизненных ситуациях.

Вымышленная Фрида – самый человечный, понятный и одновременно мистический образ. Она наверняка брала на себя часть тягот и боли Фриды настоящей, чем облегчала её страдания и участь и придавала уверенности и сил в борьбе за жизнь и счастье.

Картина-исповедь

Две Фриды на картине – это сама художница, неоднозначная натура, в разных ипостасях. Одна изображена в традиционном наряде мексиканских женщин, длинной юбке и простой блузе без рукавов, другая – в белом нарядном платье, какие носят американки и парижанки (в 30-х годах художница посещала США и Францию).

Две Фриды, держась за руки и этим жестом демонстрируя поддержку друг друга, сидят на плетёной скамейке бок о бок. В руке у мексиканки миниатюрный портрет Диего в образе ребёнка – художница страдала от невозможности иметь потомство (последствие столкновения трамвая и автобуса, в котором она находилась) и переносила свою нерастраченную материнскую любовь на мужа, зачастую в личных записях называя его сыном и своим ребёнком. От детского портрета Диего как от источника жизни питаются, наполняясь кровью, сердца обеих женщин. Европейка пытается остановить сочащуюся кровь, хирургический зажим помогает мало, белоснежное платье уже запачкано.

Небо наполнено смятением, рваные облака заполоняют весь фон, лица строги, в них читается спокойная и уверенная стойкость, но жизнь капля за каплей неумолимо выходит из тел – странные, сюрреалистические образы исследователи творчества Кало связывают с одержимостью художницы познать и отразить свой внутренний мир таким, каким он предстаёт перед её внутренним взором. Перед глазами женщины, одновременно одинокой и любимой, с неисполнимыми мечтами, покалеченным телом и растерзанной душой.

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации
Adblock
detector