Плот медузы — отражение предательства, отчаяния и жажды жизни

Шедевры мирового искусства

«Плот “Медузы”» — картина французского художника Теодора Жерико. Написана в 1819 году маслом на холсте размером 491 х 716 см.

Автор полотна

Полное имя живописца, автора грандиозной картины, Жан Луи Андре Теодор Жерико (1791-1824). Уроженец Руана из состоятельной семьи имел возможность учиться в лучших частных пансионах Парижа, затем в Императорском лицее. Рано стал интересоваться живописью, в стремлении овладеть этим искусством учился у Верне, Герена. Кисть его характеризуется как энергичная, работы имеют эффектные светотени, передающие напряжённый драматизм. С юных лет жаждал создать эпическое, поразительное и важное для общества произведение.

Идея картины

В конце 1817 года в руки Жерико попала популярная тогда книга, описывающая недавние трагические события в истории флота Франции – гибель фрегата под названием «Медуза». Особенно тронула художника история людей, скитающихся по морю на плоту, без воды и еды, в течение 13 дней. Каждый из этих несчастных оказался один на один не только с безжалостным океаном, со своими собратьями-людьми, стремительно теряющими человеческий разум и облик, но и с собственным страхом, ужасом и нарастающим безумием. Художник загорелся так написать, чтобы каждый зритель прочувствовал трагедию, которая случилась в реальности.

Подлинная история

В июне 1816 года королевский морской фрегат «Медуза», спущенный впервые на воду только в 1810 году, удачливый участник многих сражений Наполеоновских войн, вдруг сел на мель в 50 км от берега по пути в Сенегал, где Франция имела колонии. Туда направлялись представители новой администрации, военные и поселенцы – почти 400 человек – на флотилии, возглавляемой быстроходной «Медузой». Именно на ней находились новый губернатор и некоторые важные пассажиры, остальные на других, не таких быстрых, суднах. Капитан фрегата был малоопытным моряком, к тому же в команде вообще не было человека, достаточно искушённого в навигации. Привлечение учёного из числа пассажиров не помогло, он ошибся в расчётах, и капитан направил корабль прямо на отмель. Сдвинуть с неё огромный фрегат не удалось, вскоре он дал трещину, надо было спасаться.

Шлюпок на всех не хватало, к тому же в них разместились капитан, приближённые к нему и новое колониальное начальство. Для остальных пассажиров из мачт и крепких корабельных досок наспех построили громоздкий, но довольно крепкий плот, который был взят на буксир устойчивыми, с вёсельным управлением лодками. Но плот Медузы оказался слишком неповоротливым, он не давал лодкам развить скорость. Приноравливаться и согласовывать действия шлюпок для параллельной эвакуации пассажиров на плоту капитан не захотел и принял решение обрезать крепёжные тросы.

В первый же день преданные капитаном люди начали терять голову: из 147 человек два десятка были убиты в драке за лучшие места, подальше от краёв плота, и сброшены в воду. Еда и вода исчезли так же быстро, как и шлюпка предателя-капитана. Через три дня оставалось 67 человек. Люди боялись спать, чтобы не оказаться выброшенными в волны или даже съеденными. Да, появились случаи каннибализма. Безумие нарастало, физические силы были на исходе. В конце страшного 13-го дня оставалось 15 человек, еле живых, потерявших волю и рассудок. На рассвете их подобрал бриг «Аргус», той же флотилии, шедший вслед за «Медузой». Выжило после страшного испытания всего 10 человек.

Художник с тонкой кожей

Живописец погрузился в работу так, что думал только о реальных несчастных с плота и о чувствах, которые им пришлось испытать. Теодор Жерико плотом «Медузы» буквально заболел: силой мысли он оказывался в страшных обстоятельствах, вдруг сбрил наголо волосы – так острее чувствовалось. Обдумывая сюжет картины, художник сделал десятки набросков. Пришёл к выводу, что в этой страшной истории наивысшее напряжение имеет минута перед спасением оставшихся и сцена каннибализма. Наконец, решил остановиться на первой. Всё-таки в ней есть надежда для оставшихся и доля оптимизма, к сожалению, для большинства слишком запоздалая.

Пробы натурщиков не удовлетворили требовательного художника, их плоть была недостаточно красноречива. За искомыми лицами и телами Теодор ходил в сумасшедший дом, морг, изучал влияние жажды и голода на разум и тело человека. Исключительным рвением он впечатлил некоторых своих друзей, и те позировали на построенной уменьшенной модели плота «Медузы», Теодор же восемь месяцев почти не выходил за пределы огромной мастерской. Здесь суждено было родиться значительной по размеру, одновременно скандальной по неприглядной откровенности и великой по силе воздействия, картине «Плот Медузы».

Описание картины

Композиция полотна с фигурами героев, соразмерными со зрителем, делает его, зрителя, участником событий, тем самым заставляет максимально сопереживать. Эффект вовлечения усиливается частичным изображением тела справа внизу холста: голова несчастного ушла под воду – под раму – в нашу реальность. Четыре группы персонажей выстроены в мощную диагональ: мёртвые тела, обессилевшие живые, опустошённый отец, придерживающий рукой погибшего сына, и самые крепкие и стойкие, кому-то из них суждено жить дальше. Это мужчины у мачты, уже не имеющие сил бурно реагировать, и другие, в последнем порыве взбирающиеся на бочку и размахивающие рубахами как флагами. Они видят бриг, спасение близко.

Парижский салон и критика

В 1819 году в Парижском салоне состоялся дебют 27-летнего Теодора Жерико – «Плот Медузы» был выставлен на суд французского мира искусства. Отсутствие впечатлений и отзывов, пожалуй, самая плохая оценка. Здесь же мнений и комментариев было хоть отбавляй. Но критики разошлись во мнениях: одни были в восторге от реалистичности, другие, особенные эстеты, от неё же в ужасе.

Выводы общественности

После выставки картины широкая общественность узнала о преступлении капитана «Медузы», бросившего людей на волю волн и случая. Французы осудили действия капитана, но и только, с точки зрения закона никакого наказания он не понёс.

Точку в разыгравшихся спорах вокруг скандального полотна поставил историк и писатель Жюль Мишле (1798-1874). Меткость его фразы заставила постнаполеоновское французское общество задуматься и замолчать: «Это сама Франция, это наше общество погружено на плот “Медузы”».

Признание шедевра

Картина «Плот Медузы» стала победителем в конкурсе, проведённом Лувром. Но музей не решился сразу приобрести нашумевшее полотно. Спас художника от отчаяния предприниматель Уильям Буллок, который в 1820 году организовал выставку единственной картины в Лондоне. Английская публика наградила наивысшими похвалами произведение и лестными эпитетами самого Теодора Жерико, сравнивая его с Микеланджело и Караваджо. За полгода выставку посетило 50 тысяч зрителей, заработок художника составил 20 тысяч франков.

К сожалению, Жерико умер молодым, через год после его смерти шедевр наконец-то был приобретён Лувром, музеем-хранилищем художественных и исторических реликвий Франции. Совершенно справедливо, ведь именно «Плот “Медузы”» как нельзя лучше отвечает всем условиям – представляет не только высокохудожественную ценность, но и историческую.

Смотрите также
Понравилась статья, поделись с друзьями
shturman
Оцените автора
( Пока оценок нет )
TopKartin.ru
Добавить комментарий

Adblock
detector