«Офелия» Джона Эверетта Милле — история шедевра

Офелия 1851—1852 г.«Офелия» – картина английского живописца XIX века Джона Эверетта Милле (иногда встречается написание Миллес от англ. Millais), годы жизни которого 1829-1896. Второе название полотна, выполненного маслом на холсте размером 76,2 х 111,8 см – «Смерть Офелии». Картина датирована 1852 годом. Является экспонатом лондонской галереи Тейт, музея с самой крупной в мире коллекцией британского искусства.

Сюжет

Картина создана по произведению Уильяма Шекспира «Гамлет» (1600-1601), которое на тот момент уже 250 лет вдохновляло художников, композиторов, режиссёров и актёров Англии (за её пределами пьеса появилась как театральный материал и начала переводиться лишь в XVIII веке).

Офелия – несчастный предмет любви принца Гамлета, который становится случайным убийцей отца своей возлюбленной. В результате девушка лишилась рассудка – она стала изъясняться загадками, бесцельно блуждая и бессмысленно что-то напевая. Страшный конец её вот уже более четырёхсот лет вызывает вопросы и споры – Офелия утонула в реке. Был ли это несчастный случай или самоубийство, из текста трагедии Шекспира непонятно. Но принимая во внимание помешательство героини, и то, и другое, пожалуй, относится к несчастному случаю.

Описание полотна

На картине Милле, словно буква в букву, воспроизведено описание фатального случая из уст Королевы. Минута-другая после падения Офелии в реку – никакого волнения воды, лишь медленное погружение тела и тяжёлых юбок, увлекающих за собой жертву. Девушка монотонно и тихо напевает свои бессвязные песни, наполовину уже скрытая водой, над которой лишь безучастное лицо, шёлковая вышивка платья на груди, кисти безвольно раскинутых рук и россыпь цветов. Взгляд Офелии из-под полуопущенных век устремлён прямо перед собой, вверх, на небеса, и внутрь себя одновременно. Она знает, что смерть неизбежна, и покорна ей, несмотря на сочную, пышную зелень вокруг, которая, к сожалению, уже не в силах пробудить в бедняжке волю к жизни. Только корявый ствол старой ивы пугающе навис – в темноте под ним скоро исчезнет прекрасная Офелия.  Рассыпавшийся венок повторяет изгибы её молодого тела и струящегося в воде шёлка платья, в последние мгновения жизни девушка подобна тем цветкам, которые сорваны, осыпались в воду, и красоту их неминуемо уносит тихое, но настойчивое и неуклонное течение «плачущего потока».

Автор картины

Художник с детства поражал окружающих явным талантом к рисованию. В 11 лет уже поступил в Королевскую академию художеств (столь юный студент – первый и единственный случай в её истории). Блистательно учился и жаждал новшеств в художественном искусстве. Джон Эверетт Милле к «Офелии» пришёл уже как прерафаэлит, активный участник секретного братства поэтов и живописцев 1850-х, основной целью которого была борьба с художественными традициями академизма.

С годами Милле сделал прекрасную карьеру. Заработал всё: богатство, известность, титул баронета, пост президента Королевской академии художеств. Умер знаменитый живописец в 67 лет, в славе и почёте.

Пейзаж «Офелии»

Прерафаэлиты были противниками кабинетной живописи и настаивали на том, что всё надо писать с натуры. Сами новаторы, они с удовольствием пользовались плодами технического прогресса – садились на поезд, который уносил их далеко из шумного и грязного Лондона и писали пейзажи на пленэре. Так Милле отыскал девственный уголок на юге Англии – небольшая река Хогсмилл, приток Темзы, на протяжённом участке течёт по безлюдным заливным низинам.

Любители искусства часто называют зелень из «Офелии», её пейзаж в целом, самой яркой демонстрацией природы Англии, её квинтэссенцией. Достоверность каждого листка и лепестка поражает недаром – художнику удалось соблюсти один из главных принципов прерафаэлитов (очень дотошная, почти фотографическая точность изображения). Новшеством вопреки устоявшимся правилам стало и написание пейзажа до главного персонажа – обычно живописцы максимум времени и мастерства уделяли герою или героям картины, лишь по их завершении приступая к природным видам как фону картины.

Просиживая под зонтом по полсуток ежедневно, а ближе к осени и соорудив себе шалаш, чтобы укрываться от холода и непогоды, Милле создаёт пейзаж будущего полотна. К трудностям и препятствиям, по воспоминаниям художника, он относился с присущим ему юмором: опасался наказания за нарушение границ частной собственности, остерегался внезапного появления какого-нибудь быка, отмахивался от назойливых насекомых и воображал, как ветер сносит его в воду (тогда он и прочувствовал бы все эмоции героини будущей картины). Да ещё лебеди, выбравшие для своей трапезы именно то место, которое заинтересовало художника.

Всё лето 1851-го до ноябрьских холодов ушло на изображение точного в мелочах и вместе с тем невероятно душевного, тихого и скорбного пейзажа. В центре полотна оставалось место для фигуры Офелии.

Образ Офелии

Когда погода вконец испортилась, художник перенёс работу в студию – настало время писать главную героиню. В качестве моделей прерафаэлиты, которые сократили дистанцию между живописцами и позирующими, использовали друзей и родных. Так через знакомства в 1849 году к художникам братства попала бледная и рыжеволосая Элизабет Сиддал (1829-1862), которая стала натурщицей для многих их произведений. Девушка из простой семьи, но с тонкой душой, она писала стихи, а позже пробовала себя и как художница.

К созданию образа Офелии Милле подходил скрупулёзно и найдя платье, которое удовлетворяло его художественный вкус и соответствовало эпохе героини Шекспира, немедленно приступил к заключительной стадии написания картины. Воодушевлённый замыслом, на последнем этапе художник работал быстро – буквально за месяц выписав все тонкости и волнующиеся в воде складки юбки.

Стремясь к максимальной достоверности деталей, Милле поместил музу творения Элизабет в ванну, которая подогревалась лампами. То ли недостаточным был обогрев, то ли ослабленным организм натурщицы (она не отличалась крепким здоровьем), но та серьёзно заболела. По требованию отца девушки и чувствуя собственную вину, художник оплатил лечение.

Результат работы на выставке

В 1852 году в Королевской академии художеств полотно предстало перед зрителем. Публику поразило всё: и сюжет, и ботаническая точность всех изображённых представителей богатой британской флоры. Удивлению зрителей есть объяснение: в 1850-е годы на выставках царили размытые пейзажи, дающие представление о природе и стихиях в общем, без возможности определить вид растений. Прерафаэлиты перевернули представление о художественном изображении природы – они отказались от условностей и рисовали буквально всё, живую и неживую природу, а также людей и животных, с точностью до мельчайших деталей и оттенков. Настолько, что это позволяло по «Офелии» Милле изучать ботанику родных мест – известны случаи, когда преподаватели-биологи приводили учеников к полотну вместо не всегда доступных уголков природы.

Картина чопорными современниками была принята не сразу. Но покупатель нашёлся быстро, им сразу после выставки стал прозорливый и опытный агент по продаже произведений искусства Генри Фаррел.

Сегодня это наиболее известное полотно не только художника Джона Эверетта Милле, но и, пожалуй, всей британской живописи.

Опасное очарование

С момента создания картина не раз выставлялась в разных странах, неизменно везде притягивая зрителей предсмертной прелестью героини, таинственностью и поэтичностью природы и всей сцены. Но организаторы, как правило, не выставляют «Офелию» в рекламных постерах – по мнению психологов, это может быть опасно для неустойчивой и излишне романтичной натуры многих молодых девушек.

Туристы же после посещения галереи Тейт в качестве сувенира чаще всего покупают открытки именно с прекрасной Офелией кисти Милле.

Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации
Adblock
detector